Дмитрий Виноградов

Статья предоставлена газетой "Образ Божий" №2 (43) 2014г. Никольского храма с. Николо-Крутины Егорьевского района Московской области. Выражаем благодарность за сотрудничество.


    Дорогие читатели! На страницах нашей газеты мы рассказываем об интересных местах нашего края. Порой привычные названия, на которые давно уже не обращаешь внимания, могут раскрыть неизвестную страницу истории нашего Отечества.

    В пяти километрах от деревни Губино, где родился и вырос наш святой – священномученик Николай Голышев, – на Московско-рязанской железной дороге расположен поселок Виноградово. Здесь находится и железнодорожная станция с таким же названием. Они носят имя человека, которого, не боясь преувеличения, можно считать нашим великим соотечественником – Дмитрия Виноградова. Соратник М.Ломоносова, ученый, изобретатель русского фарфора. О нем сегодня наш рассказ.

    25 августа 2013 года исполнилось 255 лет со дня его смерти.

 

    23 сентября 1736 на корабле, следовавшем из Кронштадта в Любек, отплыли трое российских студентов: Михайло Ломоносов, Дмитрий Виноградов и Густав Рейзер. По решению Академии наук они должны были получить особое образование в  Саксонии, чтобы, помимо изучения различных наук и художеств,  стать горными инженерами, химиками и металлургами.

    Один из них, Дмитрий, сын священника суздальского Рождественского собора, в 13 лет блестяще окончив «цифирную школу», покинул родной город, чтобы учиться в московской Славяно-греко-латинской академии — единственном высшем учебном заведении страны. Его другом и соратником на всю жизнь стал великий помор Ломоносов. «Дмитрий Виноградов, попович из Суздаля — шестнадцати лет; Михайло Ломоносов, крестьянский сын из Архангельской губернии, двадцати двух лет», — сказано в паспортах, выданных обоим лучшим ученикам для выезда на стажировку в Германию. Там же единственное описание внешности Виноградова: «Темные волосы, высокого роста, одет в красный кафтан».

p

    Петербургская академия на протяжении многих лет их учебы и изысканий посылала своим питомцам различные инструкции и наставления, советы читать «изрядных авторов» по «натуральной истории» — различать роды камней и руд, собирать коллекцию минералов. Получаемое жалование товарищи без сожаления тратили на модные вещи, парики, шпаги, даже влезли в долги под невероятные проценты. Но при этом превыше всего была страсть к науке: русские студенты работали на заводах рядом с искуснейшими мастерами горного дела, вели занятия в маленькой лаборатории, посещали окрестные рудники, наблюдали жизнь и труд горняков, присматривался к их обычаям и прислушивался к их диалекту.  Они были так увлечены своим делом, что современники вспоминали виденных им в Саксонии «малолетних ребят», которые служат вместо «толчейных мельниц», т. е. толкут и растирают насыщенные серой и сурьмой руды и тем «на всю жизнь себя увечат». Немецкий язык был выучен так, как будто был их родным. Ломоносов не оставлял своего увлечения стихосложением, а Дмитрий оборот его черновиков использовал для перевода руководства «Пробирная наука».

    Через 9 лет Дмитрий возвращается в Россию, ему присваивается звание бергмейстера (горного инженера), но заняться горным делом не пришлось. Виноградов получает задание особой государственной важности – изготовлению и производству фарфора в России.

    Первыми фарфор был получен в Китае в 620 году, но секрет изготовления на протяжении многих веков держался в строжайшей тайне. Этот особый вид тонкой керамики получил свое название по имени области в Китае, из которой он произошел.

    В Европе секрет получения фарфора раскрыли только в 18 веке и вскоре в Саксонии была заработала фарфоровая мануфактура Мейсена. Мейсеновский фарфор для Европы сразу же стал предметом роскоши, иметь в своих коллекциях статуэтки, посуду, различные украшения стремились царствующие особы, аристократы и, конечно, крупнейшие музеи мира. Необычайно высокий спрос на эти изделия позволил развить производство и наладить экспорт в различные страны. В Европе фарфор стали называть порцелином. Владимир Даль разъясняет в своем словаре, что порцеланит: это «глина, обожженная, под гнётом горных пластов, подземным огнём: фарфоровая яшма, термандит». Помимо эстетических качеств, фарфор имеет и огромную технологическую ценность: он прекрасно держит влагу, не пропускает электричества и непроницаем для воды и газа. Эти свойства фарфора используются на различных производствах. Поэтому такое огромное значение придавалось возможности его производства на российских предприятиях.

    В России открытие секрета производства фарфора связано с именем Дмитрия Виноградова. С этой целью он за больщое жалование был зачислен на Порцелиновую фабрику в Санкт-Петербург к фарфоровых дел мастеру Кристофу Гункеру. Но саксонец, который практически не знал русского языка, был надменен и сварлив, держал своих подчиненных под строгим контролем, пресекал любое свободомыслие и творчество, не разрешал заниматься опытами с глинами. Затраченные на содержание иностранца средства не оправдали себя: фарфора не изобрел, почти не изготовил никаких изделий и вскоре с позором был изгнан из России.

o

    Дмитрию пришлось великим трудом, смекалкой и неистовой работоспособностью добиваться поставленной цели. Была создана специальная комиссия для изучения глины в Гжели, недалеко от Москвы. Специалисты под руководством Виноградова осмотрели четыре образца местных глин и взяли для опытов 2 тыс. пудов (32 тонны) глины-песчанки и 500 пудов (8 тонн) глины-жировки. Все материалы доставили в Петербург, где из гжельской песчанки-черноземки были получены первые образцы фарфоровой массы. Виноградов пробыл в Гжели около 8 месяцев. Он познакомил с гжельскими глинами М. В. Ломоносова, который в ответном письме писал, что лучшего сырья для производства порцелина, чем гжельские глины, найти невозможно Смешав оренбургскую глину с гжельской черноземной, Виноградов получил настоящий чистый и белый порцелин.

    30 января 1746 года Дмитрий Виноградов составил первый рецепт фарфора и для конспиративности написал его на немецком языке. Ученому из российского сырья удалось получить фарфор по качеству не уступавший саксонскому, а по составу близкий к китайскому.

    С 1748 года он возглавлял Императорскую порцелиновую мануфактуру, продолжая опыты по конструированию печей обжига, изготовлению красок для порцелина-фарфора, изобретённого им. Изучал глины, кварцы, разрабатывал рецепты изготовления порцелина и глазурей, пробовал различные режимы обжига, занимался поиском состава фарфоровой массы, ставил опыты, анализировал. Первые изделия из фарфора были достаточно просты и украшены одноцветной росписью. По мере расширения производства на фарфоре делались многоцветные тонкие рисунки, настоящие художественные миниатюры. Золотая краска для росписи изделий готовилась из золотых монет, предоставлявшихся казной. Первый столовый сервиз получил название «Собственный» и принадлежал самой императрице. Для росписи изделий приглашались ученики Петербургской академии художеств. Самые первые рисунки утверждала лично Елизавета Петровна.

Probnaja-chashka

    Все свои многочисленные опыты, формулы и рецепты ученый аккуратно записывал в дневник. А записи эти шифровались одному ему известным шрифтом, чтобы никто не мог прочесть, так как состав фарфоровой массы должен был храниться в секрете от всех, даже от помощников и рабочих: писал на разных языках, использовал сокращения и условные обозначения. Виноградов изобрел не только русский фарфор, но и глазурь, придумал краски «огненные» (краски очень яркие, которые выдерживали высокие температуры при обжиге).

    По мере развития производства и роста заказов Дмитрий Виноградов работал почти круглосуточно, живя в нищенских условиях на мануфактуре, в цехах и практически голодая. Принеся России великое изобретение и огромную прибыль, себя не смог обеспечить элементарными житейскими благами. У него не было таких людей, к которым он мог обратиться за поддержкой и помощью. Близкий по духу Ломоносов вел успешные эксперименты и только изредка пересекался с Виноградовым в производственных вопросах.

    До нас дошли только две работы Д. Виноградова — «Заметки о фарфоре» и рукопись «Обстоятельное описание чистого порцелина как оной в России при Санкт- Петербурге делается купно показанием всех к тому принадлежащих работ». В них Виноградов объяснил, что побудило его посвятить свою жизнь научным изысканиям: первая причина – «по должности», вторая – чтобы приемники его, имея всегда пред глазами описание всех молчаливых опытов, ошибок и пр., не могли «с прямого пути сбиться, а также вновь того в поте лица не искали, что уже прежде с великим трудом искано и опытами засвидетельствовано»; третья причина – «наивяще в том состоит, чтобы обманщики, волочаги и сумасброды впредь нас не могли обмануть».

    Несмотря на то, что открытия Виноградова произвели технологическую революцию в России, они не принесли и славы своему создателю. Дошли воспоминания, что его за нарушение жесточайших порядков секли так же, как и крепостных. Почитание иностранцев и привилегии, которыми они награждались, одиночество, бывало, и разочарование в своей работе… Дмитрий впал в уныние, начал пить. Чтобы не допустить утечки формулы фарфора, за ним была установлена слежка, его держали под караулом, а когда он попытался сбежать — посадили на цепь, приковав к стене. Нам известно много диких примеров из мировой истории, когда мастеров, создавших великолепные творения, ослепляли, закапывали живыми, замуровывали в стены, чтобы не были повторены их работы. Подобные издевательства претерпел и современник Виноградова и изобретатель европейского фарфора  в Саксонии Бёттгер : он был прикован цепью за ногу к своей печи в замке Альбрехтсбург, чтобы не убежал и не передал секрет производства фарфора другим. Невольно напрашивается вопрос: знал ли М.Ломоносов о тех лишениях и нечеловеческих издевательствах, которым подвергался его товарищ? Если знал, то могли ли что-либо изменить? На это нет ответа. Можно только предполагать, какие душевные терзания мог испытывать молодой, полный невоплощенных идей ученый. В дневниках мастера можно встретить горькие мысли: "Десять лет бродил в лабиринте один, а той Ариадны нет…".

i_1

    Дмитрий Виноградов скончался 25 августа 1758 года, после исповеди и причастия, одиноким, в возрасте 38 лет, закованным в цепь. Могила подвижника на Спасо-Преображенском (Фарфоровском) кладбище Санкт-Петербурга практически сразу потерялась. Труд Виноградова, первый в Европе в области теоретической керамики, не сохранился. После 13 лет упорного труда осталось только девять работ, сделанных руками мастера. Его записи, о которых мы упомянули выше, были рассекречены только в 1950 году, через два века после смерти.

    На месте Порцелиновой фабрики в Санкт-Петербурге, преобразованной в Императорский фарфоровый завод, создан Ленинградский  фарфоровый  завод им. М.В.Ломоносова. Об имени великого ученого напоминает только надпись на мраморной доске: «Здесь жил и работал создатель русского фарфора, основатель фарфорового производства в России Дмитрий Виноградов. 1720—1758».

    В истории России, которой преданно служил мастер, его имя увековечено лишь в названии улицы в Суздале, на родине ученого. И недалеко от Гжели, в Воскресенском районе Московской области, имя ученого носит поселок и неприметная  железнодорожная станция Виноградово.

Г.А. Борзова

09.03.2014 · Администратор · Комментариев нет ·  Просмотрено 3 819 раз  ·  Добавить комментарий
Рубрики: Друзья сайта, История России, Страницы прошлого

Написать комментарий