Архив за Апрель 2015

Вознесенская Давидова пустынь (фотографии)

Сергей Савенков (г. Москва)

    Вознесенская Давидова пустынь — мужской монастырь на юге Московской области в Чеховском районе. Основана в 1515 году преподобным Давидом. За почти 500 лет существования монастырь проходил через расцвет, упадок и разорение. Во времена Смуты в 1619 году монастырь был разорен литовцами и запорожцами под предводительством гетмана Петра Сагайдачного. Того самого, что годом ранее разорил Елец. В советское время обитель была закрыта и возрождена усилиями православной общины поселка новый Быт лишь в начале 90-х годов 20 века. В монастыре хранится более 200 частиц мощей угодников Божиих, просиявших в древности и в новое время, в том числе частицы мощей апостолов и евангелистов Марка, Луки и Матфея. 

ee-voznesenskaya-davidiva-pustyn-2

ee-voznesenskaya-davidiva-pustyn-1

ee-voznesenskaya-davidiva-pustyn-5    ee-voznesenskaya-davidiva-pustyn-4

ee-voznesenskaya-davidiva-pustyn-6

Недалеко, в селе Талеж, находится святой источник преподобного Давида.

ee-talezh-1    ee-voznesenskaya-davidiva-pustyn-3

ee-talezh-2

ee-talezh-3

17.04.2015 · Администратор · Один комментарий · Просмотрено 1 359 раз  · Добавить комментарий
Рубрики: Культура России, Москва, Православие

Фронтовики ЕГУ (начало)

Владимир Глазков (г. Елец)

    Это попытка за сухими строчками документов показать живых людей, среди которых мы выросли: их радости, беды, трудности и заботы, а также нелакированную правду войны, в которой они победили. Реалии войны не только героичны, но и страшны, непривычны и невероятны, однако они документальны и необходимы для подлинного уважения к фронтовикам, которое невозможно без понимания того, через что они прошли. Сохранена орфография наградных листов. Кратко упомянуты здесь интересные люди, не воевавшие, но стоящие у истоков университета.

ee-frontoviki-1

    Иван Диомидович Малютин официально вёл автодело, был механиком от Бога и мог оживить любую вышедшую из строя технику. Его золотые руки и смекалка требовались всем на кафедре. Человек он был спокойный и добродушный, в гневе его невозможно было и представить.

    14.3.1943 СЕКРЕТНО ЭКЗ. №2 … «2 марта 1943 г. в боях за село Дерюгино просочившись к передней линии обороны противника в упор расстрелял с автомата 13 фашистов, которые обстреливали подходящую нашу пехоту. Будучи ранен тов. Малютин не прекратил огонь по противнику. Истекая кровью он не бросил свой огневой рубеж и лишь по приказанию командира был эвакуирован в тыл». Это описание подвига к награждению Демидыча Орденом Красной Звезды, который он носил лишь по великим праздникам.

    Его жена Аня была нашей родственницей, жили они за Детским парком и, как и большинство работников института, держали живность. Зять Демидыча, Валерий Манаенков, в конце 60-х преподавал физику в институте, позже защитился и переехал в Липецк. В одной из комнат подвала у Демидыча стоял бильярд, в котором он был асом и противостоять ему могли только зав. кафедрой физики Яков Моисеевич Пинский и преподаватель матанализа Иван Васильевич Макаров.

ee-frontoviki-2

    На этом снимке слева направо: лаборант Виктор Чесноков, Яков Моисеевич Пинский, лаборант Георгий Алексеевич Глазков (мой отец) и Иван Васильевич Макаров. Матанализ Иван Васильевич вёл хорошо и понятно, но и спрашивал жестко. Студенческая мудрость гласила: «Анализы Макарову сдал – жениться можно». Много лет он работал на вечерних курсах по подготовке в ВУЗы, которыми заведовал отец и во время «окошек» они обычно сидели за шахматами. Яков Моисеевич Пинский спокойно, вежливо, деликатно и тактично, но уверенно и системно, вёл и укреплял кафедру людьми и оборудованием. С присущим ему мягким и глубоким юмором, он мог и сгладить острые моменты, и подсказать верное решение проблемы. Лиха досталось и ему. Жуткий голод 30-х с массовым вымиранием только сейчас признан официально, а Яков Моисеевич рассказывал, что в детстве, чтобы выжить, уже подумывал о том, чтобы примкнуть к беспризорникам. Во время первых моих отпусков, за партией в бильярд, он расспрашивал об Арктике и иногда резюмировал: «Чудны дела Твои, Господи» или: «Велика ты, матушка Россия».

ee-frontoviki-3

    Геннадий Николаевич Филиппов часто использовал коридор подвала в качестве тира. Он вёл физкультуру в Елецком учительском и Орловском педагогическом институтах ещё во время войны, когда оба института и все школы города (здания всех школ были заняты под госпитали), сведённые в одну школу под №11 находились в нынешнем корпусе №1 ЕГУ. На 23-й день боёв, 8-го апреля 1942 г., морской пехотинец Филиппов был ранен под Ленинградом в предплечье с повреждением кости левой руки, после лечения комиссован и награждён медалью «За Боевые заслуги». Военком Ельца в представлении пишет и о том, что Геннадий Николаевич возглавлял комсомольскую организацию Орловского пединститута. Он всегда занимался патриотическим воспитанием, встречался со школьниками, рассказывал о войне, вёл стрелковые секции. Сам дотошно соблюдал все правила обращения с оружием и требовал такого же безукоризненного обращения от студентов. Малейшее разгильдяйство приводило к отстранению от стрельб. В рассказах о войне увлекался, горячился, заводился и иногда, предварительно  оглянувшись по сторонам, рассказывал парням о том, что моряки ставили бегущих из боя в позу моющих полы и показательно простреливали насквозь. Может быть и непедагогично. Но нас окружали фронтовики, и мы понимали эту аксиому любой войны: дрогнет и побежит один — погибнут все.

ee-frontoviki-4 ee-frontoviki-21

    Орденом Отечественной войны II степени был награждён плотник Сергей Александрович Попёнкин, участник штурма Берлина. Человеком он был много повидавшим и, одновременно, добродушным. Сниматься не любил и это один из немногих групповых снимков с его участием. Всем и всегда необходимый, он постоянно что-то ремонтировал, и без него трудно представить институт того времени.

ee-frontoviki-5 ee-frontoviki-22

    «Смелый, инициативный и решительный» Вячеслав Петрович Ширяев за один только наступательный бой 24.10.44 г. под г. Кральево в Югославии награждён медалью «За Боевые заслуги» и получил в том бою осколочное ранение левой половины грудной клетки. Но ранен он был неоднократно. Прихрамывал. Обычно ходил в тюбетейке, без которой мёрзла голова со вставленной после очередного ранения титановой пластиной, а писал и все чертежи рисовал левой рукой. Идеальную окружность он рисовал мгновенным взмахом. «Докажем тООООждество» — услышавшие такое впервые студенты невольно улыбались, но улыбался и он, как бы говоря: «Ну, вот такой я есть, а что поделаешь? Понимаю, что непривычно, но я же улыбаюсь, и вы увидите, что я совсем не страшный». Так и было, вскоре его речь становилась для всех привычной, и невозможно было не уважать этого сильного духом человека и прекрасного педагога.

ee-frontoviki-6

    Мария Дмитриевна Морозова присутствует на всех снимках фронтовиков. Наград она не носила и никогда не упоминала о войне. Вела астрономию и небесную механику. Бывая у нас в гостях, всегда с умилением смотрела на моих кроликов, но её муж получил от завода благоустроенную квартиру (событие в те времена невероятное) и эти радости жизни ей стали недоступны. Участки под картошку институту нарезали за Ольшанцем и на прополку они ходили обычно с мамой. Эти 5-6 рядков на семью были бесконечными, иногда мы возвращались в сумерках и тогда наступал мой звёздный час. О звёздах и созвездиях интересно и увлечённо Мария Дмитриевна могла говорить бесконечно.. Стараясь увлечь студентов любимым предметом, она переносила занятия на вечернее время, дабы каждый мог поработать с телескопом и увидеть небесные тела, приносила макеты, плакаты, показывала фильмы. Всегда присущее ей хорошее настроение  передавалось и буквально заряжало оптимизмом окружающих.

ee-frontoviki-7

    Инженер и изобретатель Венедикт Антонович Копаев на этом снимке с зав. кафедрой физики Яковом Моисеевичем Пинским. Венедикт Антонович вёл основы производства, а позже перешел в Трансвзывпром. В армии он с первого дня войны, а 15.2.1943г. воентехник первого ранга Копаев В.А. за успешное восстановление техники на поле боя награждён медалью «За Боевые Заслуги». Летом 1944 г. уже инженер-капитан Копаев «с исключительной энергией и инициативой» так отремонтировал и подготовил к боям технику дивизии, что с 23 июня 1944 г. она без остановок форсировала Днепр, Березину и Неман и, благодаря энергии Венедикта Антоновича, на всём пути была обеспечена ГСМ. Его вклад в успех командование дивизии оценило Орденом Красной Звезды. Он единственный из преподавателей имел машину. Старенькая «Победа» работала как часы, он всегда был готов подвезти коллег и катал ребятишек. После отмены преподавания основ производства, Венедикт Антонович перешел в Трансвзрывпром и его знал каждый подрывник СССР, т.к. это было единственное учебное заведение, их готовящее.

ee-frontoviki-8

    Декан физмата Илья Ильич Сафонов, в боях с 6-го сентября 1941 г. 2-го января 1942 г. начальник химслужбы Сафонов возглавил отряд истребителей танков и был тяжело ранен с полной потерей зрения на левый глаз. За тот бой он представлен к медали «За Боевые заслуги». 2-ГО ЯНВАРЯ 1942 г.!!!

    К концу 1941 г. от встретившей 22 июня войну 5,5 миллионной кадровой Красной Армии в строю осталось менее миллиона. Тяжелейшие бои шли по всем направлениям. Главная опасность – прорыв танков. И начальник химслужбы Сафонов возглавил отряд истребителей. После тяжелого ранения, с группой инвалидности, он возвращается в строй. Но представлен он к «Боевым Заслугам» только в апреле 1945-го. А в марте 45-го на представлении к медали появляется штамп «ОРДЕНОМ КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ». Редчайший случай! Обычно в штабах занижали награды и такой штамп ставили на представлении к Герою Советского Союза. Возможно, утверждающий наградной лист штабист сам воевал с начала войны и прошел через такой же ад, в котором и выжили единицы. Родившийся под Воронежем, Илья Ильич любил Елец и прекрасно знал его историю. Рассказывал нам о первом в России элеваторе, о том, что у нас была одна из трёх первых на всю страну хлебных бирж, о первом в России Императорском железнодорожном училище. Базой его широчайшей эрудиции были первоисточники и в любых спорах последнее слово всегда оставалось за ним. Думаю, многим выпускникам не пригодились целые разделы знаний, но то, что (и как!!!) давал Ильич, пошло на пользу каждому. Интересные и изящные вопросы и задачи заставляли думать и проявлять смекалку. Если «Занимательную физику» Перельмана перевести в формат передачи «Что? Где? Когда?» (без шоуэффектов, волчка и секундомера), то это даст примерное представление о его методах. В развитии мышления у студентов с ним мог сравниться только преподаватель элементарной геометрии, Исаак Михайлович Пинский.

    РАБФАК — ДЕДУШКА ЕГУ, А ИНСТИТУТ — ЕГО БАТЮШКА.

    Вихрь потрясений после 17-го года оставил многих людей без образования, рабфак же давал возможность поступления в ВУЗ и для многих он стал путёвкой в жизнь. Рабфак закончили мой дед и отец. Дед через год после его окончания стал коммерческим директором пивзавода, а ещё через 2 – директором принадлежащей пивзаводу угольной шахты с обещанием после наладки устойчивой добычи угля работы в Орловском облисполкоме (Елец тогда был в составе Орловской обл.) Отец после рабфака поступил в Донецкий индустриальный институт, но был призван в армию с первого курса. Отслужив 8 лет во флоте, поступил в наш институт лаборантом, на пенсию вышел проректором по АХЧ. Судьбы рабфаковцев и фронтовиков — отца и деда не были исключительными, просто о них есть информация и по ней можно судить о качестве рабфаковского образования и нечеловеческих усилиях всех фронтовиков, ценой которых достигнута Победа.

    Здесь приведены свидетельства руководителей военной разведки, прошедших войну. Один был командиром моего погибшего в 1943 г. деда и вспоминает совместные фронтовые будни. Друзья и коллеги другого в изложении его боевого пути описывают именно те условия, в которых воевал на финской войне дед, а в Отечественную в Крыму — отец.

    НО РАЗВЕДКА ДОЛОЖИЛА ТОЧНО…

    Аббревиатуру «КГБ» заслуженно знал весь мир. Грозная контора. Но не менее мощная организация многие годы была полностью засекречена.

ee-frontoviki-23

    Мама, её брат, сестра и я встречались с бывшим командиром моего погибшего на войне деда, Василием Михайловичем Шкилёвым. К тому времени он уже стал генералом Главного Разведывательного Управления Генштаба (ГРУ), но даже само это название было секретным и разведчики скрывались в тени КГБ. Их эмблемой до 2002 г была летучая мышь, а ныне – трёхпламенная гренада на фоне гвоздик –символ стойкости элитных подразделений. Однако полюбившаяся разведчикам мышь остаётся в мозаике на полу при входе в штаб-квартиру ГРУ и любимой наколкой спецназа.

ee-frontoviki-24

ee-frontoviki-9

    «Пётр Великий, Император ГРУ, Папа, Дед» – такие уважительные прозвища от разведчиков заслужил руководитель ГРУ Пётр Иванович Ивашутин. Прослужил он 60 лет, из них четверть века возглавлял ГРУ. Именно он реорганизовал и поднял на недосягаемую высоту военную разведку, сделал её самой мощной в мире. Его соратники в книге «Император спецслужб» описывают условия, в каких воевал Пётр Иванович в Финляндии и в Крыму. В финской войне наша армия сумела прорвать оборону противника в непосильных для любой другой армии мира условиях. Мой дед, Горсков Георгий Фёдорович, пошел на эту войну добровольцем и слал домой весёлые письма с частушками для детей. Желание успокоить и приободрить семью понятно. Вот только для составления весёлых частушек в условиях той войны требовалось мужество невероятное.

ee-frontoviki-10

    Противник — боевой царский генерал Карл Густав Эмиль Маннергейм был на службе в русской армии с 1887 по 1917 г. После начала войны с Японией Маннергейм решил отправиться на фронт добровольцем. В послужном списке барона появилась новая запись: «Высочайшим приказом состоявшимся в 7 день октября месяца 1904 г. переведен в 52 драгунский Нежинский полк подполковником…». Из экспозиции музея Елецкого Нежинского полка: «Одним из офицеров полка был будущий президент Финляндии Карл Густав Маннергейм, который также бывал в Ельце, о чем писал в своих мемуарах».

    В финской войне Красной Армии пришлось в тяжелейших условиях прорывать «Линию Маннергейма», считавшуюся неприступной, потеряв за 105 дней «Зимней войны» — 150 тыс. убитыми и 300 тыс. ранеными и обмороженными. Были ли они оправданы? Будущий «Император ГРУ», а тогда начальник военной контрразведки 23-го корпуса, капитан Ивашутин, отправил начальникам всех уровней множество донесений о недостатках в снабжении, экипировке и подготовке войск с конкретными предложениями по их исправлению. После нулевого результата посмел лично обратиться к влиятельному чиновнику из свиты прибывшего на фронт секретаря Ленинградского обкома А.А. Жданова с просьбой принять меры по срочному обеспечению хотя бы разведчиков всем необходимым для выполнения заданий в тылу финнов. Приведённая ниже цитата имеет непосредственное отношение к Елецким добровольцам той войны: «… финские воины носятся по лесу на лыжах как черти, а в соединениях у него не было ни одной роты, поставленной на деревянные снегоходы. Нашему солдату метровый снег приходилось преодолевать «пешкодралом», вдобавок без маскхалатов.  На снегу серая армейская шинель резко контрастировала, превращаясь для снайперов в лучшую из мишеней».

ee-frontoviki-11

     Это снимок переправы бойцов через реку в начале войны. Серые шинели, сапоги, будёновки. Дороги минированы и пристреляны артиллерией, на деревьях снайперы, 3 линии мощных замаскированных укреплений глубиной до 90 км., прекрасно ориентирующиеся в лесах финские летучие отряды, месяцем позже — полутораметровые сугробы и морозы до 40 градусов. А ельчан отправили на войну в черных железнодорожных шинелях, за что их прозвали «гудками» (Л.Г. Горскова «На войну уходили отрядами») Один генерал уверял, что ельчан переодели в танковые комбезы, это лучше, но они, опять же, черные.

ee-frontoviki-12

    Была на сайтах статья Л. Г. Горсковой «Они вышли из рабфака» со знаменитой фотографией группы рабфаковцев 1936 г., оригинал которой подарен ею городскому музею. Полулежащий слева — Георгий Фёдорович Горсков, мой дед, а Лидия Георгиевна Горскова – одна из трёх первых преподавателей кафедры физики института и моя мама. Но слишком разная была у нас жизнь, поэтому я могу быть только биографом семьи. Пишу же потому, что и так слишком многое уже кануло в Лету навсегда.

    Весь мир считал, что «Зимняя война» стала позором Красной Армии, именно по её результатам Гитлер назвал её «колоссом на глиняных ногах», но Сталин понимал, что она совершила невозможное, — то, что не по силам ни одной армии мира. Люди со спецподготовкой для проверки пытались провести ночь на снегу при 20–градусном морозе в свитере, армейской шинели, валенках и ушанке с банкой тушенки и бутылкой водки. НЕВОЗМОЖНО!!! Детство деда пришлось на революцию и гражданскую войну и только благодаря рабфаку, он прошел путь от подсобного рабочего пивзавода до коммерческого директора и директора шахты. Пивзавод был тогда мощной организацией: официантки, буфетчицы, проводники вагонов, имелись даже зам. по рыболовству и своя угольная шахта в Горловке. Перед оккупацией Донбасса деду удалось вывезти семью в Елец. Погиб он в 1943 г. под Смоленском. Его 20-тилетний командир, лейтенант Василий Михайлович Шкилёв, сразу связался с семьёй деда. Писал, что у него тоже погибли два брата, и он полностью разделяет горе близких боевого друга. После войны Василий Михайлович закончил бронетанковую и Военно — дипломатические академии, стал дипломатом, доктором наук и генералом военной разведки.

ee-frontoviki-13

    Крепкую связь с семьёй Георгия Федоровича он сохранил на всю жизнь. В поздравлении с двадцатилетием Победы (из-за границы), он пишет: «В памяти вновь отчётливо возникли дороги войны – тяжёлые и радостные. Вспомнился и Ваш славный отец, причём в самых различных ситуациях: выступая на митинге дивизии перед вступлением в бой, лихо выскакивая с орудием на прямую наводку и даже варя варенье в лесу под Локновым на реке Угре. Верится, что незабвенная память о тех, кто не возвратился с войны, не позволит нам благодушествовать и упиваться победой и навсегда избавит нашу прекрасную Родину и её великодушный и трудолюбивый народ от страшных бедствий нового безумия. Со дня гибели Вашего отца прошло почти 22 года и я снова склоняю голову над его далёкой могилой». Василий Михайлович знал деда на фронте 4 месяца и 4 дня, а через 58 лет после его гибели написал автобиографическую книгу (итог жизни), главу в которой посвятил деду! Безграничное уважение к деду чувствовалось со стороны всей многочисленной родни и всех его знавших. Мама оставила в память о нём фамилию, её брат, Олег Горсков, посвятил ему одно из своих лучших стихотворений «Отец»:

В деревне под Смоленском, в сорок третьем;
Погиб отец, сержант – артиллерист.
А у него остались дома дети,
Жена – вдова, да похоронки лист…

    Из письма Василия Михайловича от 28.12.81. «Годы войны уходят в историю, однако память о них, о тех, кто не пришёл домой, остаётся незабвенной. И очень хорошо, что святое чувство благодарности к защитникам Родины, погибшим и живым, как эстафета передаётся нашим детям и внукам».


(окончание здесь)

08.04.2015 · Администратор · 2 комментария (-ев) · Просмотрено 1 285 раз  · Добавить комментарий
Рубрики: Краеведение, Патриотизм


,